Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

The face

(no subject)

Я даже не знаю, что писать, когда оказалось, что последние лет пять моя жизнь — это репетиция жизни в пандемии.  

Могу поделиться интересным, зато.  

Все, что вы хотели знать о QAnon:

Collapse )
The face

Хроники карантина

В нашей провинции уже 3 недели как карантин.  Парки закрыты, к людям приближаться не больше двух метров, толпа максимум в пять человек и так далее.  Школы закрыты, университеты закрыты, все компании, которые не могут выгнать сотрудников работать из дома, и не в категории «необходимые», тоже закрыты.  

 Из рекомендаций: за продуктами посылайте одного, снимайте обувь при входе в дом, делайте зарядку, сохраняйте крепкость духа.  

Носить маски еще не обязательно, когда выходишь наружу, но я надеваю в магазин свою маску, в которой я размешиваю краски для пряжи.  Маска выглядит так апокалиптично, что после меня кассирша в продуктовом судорожно протирает все поверхности.  

Эйри высказывает сожаление, что у него нет под рукой маски средневекового доктора, с клювом, а так бы за продуктами ездил он.  

Односельчане удивили: сначала они смели муку, как раз когда мы доели свои запасы.  В следующий поход мука была, и я пакет прихватила.  В этот раз муки опять не было.  Что они с ней делают, в таких количествах?  В прошлый раз там килограмм 100 точно было на полке.  

В этот поход я попыталась купить дрожжи и консервированные ананасы (мы целились приготовить пиццу по-гавайски, если кому вдруг интересно).  Односельчане не подвели:  дрожжей не было вообще никаких, даже узкоспециальных быстрых для хлебопечки.  Зачем им нужен был ананас в таких количествах, я не знаю.  Консервированные груши и персики на соседней полке никого не заинтересовали.  

Collapse )
The face

RIP  Пифа

Вчера утром мы с котом Пифой поехали в вет клинику, проверять давление и делать рентген. Давление мы пытались сбить уже два месяца, после шумов в сердце, выявленных на ежегодном осмотре, и собственно померянного давления.  Рентген делали неделю назад, доктор сказала, что одно легкое затемненное, и может быть от астмы, может инфекция, а может и рак.

Рентген вчера показал, что осталось незатемненным только треть легких.  Кот заметно тяжело дышал.  Доктор сказала, что осталась неделя может быть, в лучшем случае.  Я выбрала усыпить сразу.  

Уснул он легко, так же, как и жил.  У нас с Эйри осталась огромная дыра на двоих, потому что маленький кот Пифа был огромной частью нашей жизни.  Он с нами разговаривал, мог объяснить, хочет ли он на ручки, еды, гулять, чтобы почистили туалетку или поиграть.  Он делал со мной все, спал, огород, ткал, работу — всегда я могла протянуть руку и пожать лапу или погладить голову.  

Я все еще плачу — вчера я плакала пока у меня не заболели глаза.  И сегодня я не могу остановиться.  Мы прожили с котом Пифой прекрасные почти восемнадцать лет, месяца не дотянули до дня рождения, и никогда у меня больше не будет такого друга.  

Он никогда не пугался протянутой руки, он доверял нам безразмерно, и даже прощал таблетки, уколы и ингалятор для астмы.  Я никогда не видела такого кота.  Он был человеком, и вел себя как человек.  

Это мы с Пифой в клинике, за пять минут до конца.  

https://instagram.com/p/BwADcX7FrRV


The face

Депрессия часть два (шестая часть)

Это мой перевод поста Элли «Depression part two».  Я выкладываю перевод и картинки автора под лицензией от Creative Commons, которую Элли выбрала для своего блога «Гипербола с половиной».  Вся хвала — автору, а все огрехи перевода — мои.  Добавлю, что эта лицензия означает свободное распространение с указанием источника, но запрещает коммерческое использование и переработку исходника.

Пятая часть

Очень скоро я обнаружила, что нет способа тактично или спокойно сказать ближним, что ты размышляешь о самоубийстве.  И абсолютно точно нет способа попросить о помощи мимоходом.

Шутка про "тук-тук"? Надпись на листе: Тук-тук (кто там?) Дальше зачеркнутые слова: самоубийство, кто?, я!, Я хочу умереть. На самом деле это не про шутку, но но я хочу тебе что-то сказать... Сюрприз!      Надпись справа: Нет.  Слишком уж несерьезно.  Также может быть воспринято как шутка.
Шутка про "тук-тук"? Надпись на листе: Тук-тук (кто там?) Дальше зачеркнутые слова: самоубийство, кто?, я!, Я хочу умереть. На самом деле это не про шутку, но но я хочу тебе что-то сказать... Сюрприз! Надпись справа: Нет. Слишком уж несерьезно. Также может быть воспринято как шутка.
Вскрикнуть и убежать.  Надпись слева сбоку: Эй... я, кажется, могу нанести себе вред.  Надпись справа:  Плюсы: не надо присутствовать при том, как ситуация будет разворачиваться.  Минусы: Непонятно и вызывает панику.
Вскрикнуть и убежать. Надпись слева сбоку: Эй... я, кажется, могу нанести себе вред. Надпись справа: Плюсы: не надо присутствовать при том, как ситуация будет разворачиваться. Минусы: Непонятно и вызывает панику.
Написать на лице, подождать, пока кто-нибудь заметит.  Собственно надпись на лице: Помогите, пожалуйста.  Я полностью потеряна.  Надпись справа:  Возможно, это вариант... но может не хватить места на лице.
Написать на лице, подождать, пока кто-нибудь заметит. Собственно надпись на лице: Помогите, пожалуйста. Я полностью потеряна. Надпись справа: Возможно, это вариант... но может не хватить места на лице.
Collapse )
The face

Разговорчики в строю

***
Еду в такси, разговариваю с таксистом. Он, глядя на мой заказ: "О, София! У меня на родине много Софий, такое популярное имя. Все мусульмане буквально все, все Софии!"
Я: "А родина где?"
Таксист: "В Африке. Африку знаешь?"
Я: "Знаю, что большой континент и много стран. Попробуй, назови страну, может, знаю."
Таксист: "На северо-востоке. Эфиопия."
Я: "Да, знаю такую страну."
Таксист: "У нас там есть племя, которое совсем без одежды ходит. И женщины, и мужчины. А еще на востоке есть люди, у которых девственницы ходят обнаженные по пояс. А как выйдут замуж, так сразу закрываются. А так, пока девственницы, ходят, чтобы все мужчины видели. И все мусульмане с именем София."
Я (модерируя реакцию на обнаженных девственниц): "Ну древнее имя. Вон, в Турции есть эта мечеть, что-то София."
Таксист: "Ты что ли мечеть ищешь?"
Я: "Я для примера сказала что да, древнее имя." Думаю, что же он так напрягся? Спрашиваю: "Ты христианин?"
Таксист: "Да, я христианин, не мусульманин." Ну, думаю, наверняка какие-нибудь религиозные трения, поэтому напрягается. Еще немного подумав, спрашиваю: "Православный?"
Таксист, обрадовавшись: "Да, я православный! А как ты узнала?"
Я: "Византия, древняя православная империя, Эфиопия была частью давно."
Таксист: "Ну вообще, как ты догадалась!"
Ну в общем да, когда тут встречаешь темнокожего иммигранта из Африки, скорее он будет мусульманином. Но теперь понятно, почему он с ходу мне не подсказал, что мечеть в Турции называется София Хагия.

***
Забираю сегодня лекарства в аптеке по рецепту. Аптекарь, отдавая, что-то участливо шепчет. Я наклоняюсь так, чтобы слышать, буквально ложусь грудью на стойку. Она меня шепотом спрашивает, глядя на одно лекарство: "А это от эпилепсии?". Нет, говорю я, это от мышечных судорог. Аптекарь, смотря на второе лекарство, еще более участливо шепчет: "А вот это от эпилепсии?". Нет, отвечаю я, все еще лежа на стойке, это от депрессии. Аптекарь смотрит на меня с еще большим участием и говорит "Да, эти лекарства от широкого спектра симптомов. Включая эпилепсию".
Учитывая, что в прошлый раз, в другой аптеке, другой аптекарь долго мне рассказывал, что мне нельзя теперь алкоголя совсем, с нынешним набором таблеток, потому что комбо может вызвать эпилептический припадок, я совсем в задумчивости про то, что мне хочет сказать дорогое мироздание.
***
Вообще, февраль выдался очень уж про достать чернил и плакать. В машине застучала ходовая, починить - штука баксов. С соседкой поцеловались задними бамперами, починить мою машину - штука баксов. Тушка вся непрерывно страдает попеременно от мигреней и желания лечь и умереть. В бизнесе уже обзавелась обширной коллекцией маркеров, показывающих, каких клиентов брать не стоит. К сожалению, все на практике.

Скорей бы весна, можно хоть в огороде будет покопаться.
Akari-Chan

Дни ткача

В пятницу на моей улице перевернулся грузовик со сгущенкой. Журнал Handwoven устроил распродажу и предложил за 80 долларов четырнадцать лет архивов, с 2000 по 2013. В электронном виде.
Теперь у меня гарантированно есть что читать следующие две недели. Нет, я растягиваю удовольствие и читаю только когда хожу по бегательной дорожке. Но всё равно год за два дня.
***
Читаю выпуск, посвященный doubleweave и понимаю, что он не трогает моё холодное сердце. Я соткала в качестве упражнения скатерть в два раза шире станка (одним полотном, я не сшивала ничего), показала Эйри результат, он сказал, что получился сервелат. Ну да, толстые белые нитки в основе и красные нитки поперек. Я её в раздражении забросила подальше в шкаф, с прицелом разобрать её на запчасти для будущих проектов, и с тех пор даблвив не люблю. Хотя он прикольный.
***
Зато я надыбала проект про икат, когда красишь основу прямо на станке. Он меня поразил в самое сердце и я теперь пристально изучаю фотографии цветущих сливы и сакуры, чтобы понять, какие краски там участвуют. Набираю информацию для моего проекта в технике икат.
***
Ещё в архиве попался прекрасный шарф, но он хочет восемь ремизок. У меня четыре и это не лечится. То есть лечится, но стоит денег. Я решила, что цветовую идею я стырю, а еще возьму четырехремизочный узор и разложу его под типа похожий узор, что в прекрасном шарфе. Всего-то нужно симметрию через начало координат.
***
Вообще, в инстаграме самый частый вопрос, который задают ткачи ткачам, это "Сколько ремизок в твоем станке?". Когда я стану самым крутым ткачём, у меня будет жаккардовый станок, где этот вопрос смысле не имеет.
***
The face

Про депрессию, теперь про мою

Я давно раздумывала, не стоит ли мне написать про то, что у меня депрессия и как это изнутри. Сначала я думала, что зачем грузить людей, которые приходят почитать мой журнал для развлечения. А потом я поняла, что к депрессии прилагается стигма "ненормальный не может справиться с обычной жизнью". И думаю, что пост пролистать легко, если читать не хочется. А вот получить подбодрение, что нет, это не ты такой неудачник, это болезнь и у других тоже бывает (и лечится), это может оказаться важно для кого-то.
***
Итак, история моей депрессии.

Осенью прошлого года я как-то начала беспокоиться о целях и смысле жизни. До этого я всегда могла легко и четко сказать - что я хочу в будущем, что мне надо для этого делать, и где я сейчас. А тут как-то я начала сомневаться, то ли я делаю или как.

Я записалась на курсы ткачей, попробовать. Оказалось здорово. Я съездила в Японию. Оказалось чудесно. Но чем глубже время шло к зиме, тем более картонной казалась моя жизнь. Наступила зима и я поняла, что я погружаюсь на дно. У меня стали вываливаться из рук простые задачи типа уборки. Готовка перестала приносить радость и стала обузой. Принять душ утром стало непосильной задачей. Почистить зубы - Сизифовым трудом. Прийти на работу - сверхподвигом.
Я не бросила работу прямо совсем, в том чёрном феврале, исключительно на привычках, рутинах и чувстве ответственности. Всё время вне работы я лежала тихо и горизонтально. Мне было всё равно. У меня в голове больше не было будущего.

Но не совсем всё равно - в марте мы с Эйри рванули на тёплое море, в надежде, что мне станет лучше. Я всё еще не знала, что со мной происходит. Я просто лежала на дне под пластом темной воды и иногда шевелила ластой. И всё.

По возвращении я в отчаянном рывке записалась к своему семейному доктору. Я пришла к нему и сказала, что у меня нет радости в жизни. Доктор дал мне две анкеты: одну про депрессию, другую про тревожность. Я всегда получала высокие баллы на экзаменах. Вот и тогда, доктор, посмотрев на мои ответы, сказал, что у меня есть выбор: идти на терапию, начать пить антидепрессанты или все вместе. Таблетки, сказала я, у меня нет больше сил куда-то записываться. Очень хорошо, сказал доктор, приди ко мне через две недели, я посмотрю, как ты поживаешь. Если у тебя начнутся суицидальные мысли (нет, я не призналась в них, я побоялась), приходи немедленно или звони по вот этому телефону срочной поддержки.

Таблетки начали действовать на третий день. Я ощутила, что вся моя тревожность, все эти гнетущие мысли как бы обернуты в ватное одеяло и отделены от меня. Я поняла, что депрессия разной степени тяжести у меня была большую часть моей сознательной жизни. Я пришла к доктору через две недели и сказала, что мне лучше. Приходи еще через две недели, сказал доктор.

Я ходила к доктору каждые две недели месяца три. В какой-то момент я согласилась на терапию, потому что поняла, что есть силы, и мой доктор направил меня к психотерапевту. Я сходила на сессию, мне стало лучше, терапевт сказала, что пока больше не надо.

За все это время я не заплатила ни копейки: лекарства мне покрывала мед страховка от работы, а доктор и терапевт принимают бесплатно.

Таблетки помогли мне прожить весну и лето, работать, ткать, и вообще функционировать как живой человек.

Этой осенью меня начало клинить. Я пошла к доктору со словами, что мне как-то скверно опять, и он сменил мне антидепрессанты, а когда у меня стали случаться панические атаки - увеличил дозу. Меня отпустило. Я даже смогла недавно пойти на терапию по программе умственного здоровья от моей работы - и до сих пор туда хожу.

Я знаю, что я буду принимать антидепрессанты как минимум следующий год. Я еще не умею жить без них. Стоять в грязной жиже отчаяния, по самое горло, я могу. А вот жить без депрессивной жвачки я еще не умею, без химической поддержки.

Мне крайне повезло: в Канаде к депрессии относятся как к серьезной болезни, и мой семейный врач выписывает мне рецепт на антидепрессанты без того, чтобы гнать меня к психиатру. Я даже один раз обновила рецепт, просто зайдя в свою клинику без записи.

Мне крайне повезло: на работе моя начальница отнеслась с пониманием и поддержкой к тому, что у меня клиническая депрессия. Кроме того, мой работодатель (так получилось) в принципе спонсирует корпоративно умственное здоровье, и предоставляет анонимную программу терапии всем работниками и их семьям, за счет работодателя.

Мне крайне повезло: мой муж не стал выносить мне мозг тем, что я перестала готовить и убираться, а просто подобрал выпавшие обязанности у меня из рук и стал делать сам то, что я не могла. И поддерживал меня всю дорогу.

Мне крайне повезло: мои суицидальные мысли так и не дошли до завершения. Я все еще живу, пусть и с химическим костылем.

Мне повезло, что я обратилась за помощью. И что мне её дали без оценочных суждений и без морализаторства.

Депрессия - это болезнь. Она лечится. Помощь есть.